Харуки Мураками "Хроники Заводной Птицы"
Читать

Харуки Мураками «Хроники Заводной Птицы»

Мураками по-прежнему остается моим любимым писателем. Я неторопливо прочитал большинство его романов. Его можно читать, как десерт, после какой-нибудь скучной книжки, например, романа «Сто лет одиночества» Гарсиа Маркеса. До сих пор все мои ожидания от произведений Харуки Мураками оправдывались. Какие-то романы были лучше остальных, но все они были в районе оценки «5». Можно лишь для отдельных книг в школьной манере приписать «Молодец!» от благодарного читателя в моем лице.

«Хроники Заводной Птицы» уступает всем ранее прочитанным произведениям автора, что для меня странно. Этот объемный роман в трех книгах Мураками написал уже в «зрелом» творческом периоде. А у меня от прочитанного осталось легкое разочарование и желание поставить первую «4»-ку в дневнике круглого отличника Харуки Мураками.

Уж не от пресыщения от романов Мураками сложилось такое впечатление? Думаю, нет. Все же дело именно в романе, как таковом. Вроде есть все: герой в легкой депрессии, музыка, немного кулинарии и большая доля мистики. Казалось бы, есть все, что мне нравится в его произведениях, но не хватает какой-то изюминки. Может быть роман получился скучноватым, с недостаточной динамикой. Точно не выразить, есть только общее впечатление, которое заметно уступает все предыдущим.

Объем романа «Хроники Заводной Птицы» достоин его знаменитого «1Q84». Также разбит на три книги. Связывает их и Усикава — герой неприятной наружности, но почему-то вызывающий симпатии у меня. Он не так ярко представлен в «Хрониках», как в «1Q84», но так как я прочел романы в обратной последовательности, Усикава выглядел родным, хоть и эпизодическим персонажем.

Усикава
Усикава

Роман полон мистики , как многие другие книги Мураками. Борьба идет против «зла». В этот раз «зло» встало между героем Тору Окада и его женой Кумико. Странные герои на фоне Японии образца 1984 года, что отсылает меня, опять же, к «1Q84» и связь этих объемных произведений становится уже очевидна. Много вставок из 1939 года, исторического конфликта Японии и СССР и 1945 — поражения Квантунской армии и падения военного режима Японии.

Очень интересен взгляд на конфликт СССР и Японии со стороны японца Мураками. Он пишет о незавидном положении военнопленных в советских лагерях. Они работают на угольных шахтах и мрут как мухи. Жестокость сталинского режима одинакова для своих и чужих. Почему-то до сих пор я считал, и это скорее внушили мне российские и советские источники, что отношение к пленным немцам и японцам было гораздо лучше, чем обратное. С точки зрения японской истории — жестокость Красной Армии и советских лагерей была очевидна. Говорится о расстрелах и изнасилованиях, о пытках. Конечно, в отношении к героям романа — это выдуманная история, но в целом, в отношении разгрома японской армии на территории Манчжурии все не так по-геройски, как поется в наших учебниках.

Манчжурия
Манчжурия

Конечно, я не оправдываю японскую оккупацию и не встаю на ее сторону в конфликтах с СССР. Хватало зла и со стороны императорской Японии. Но так же я снова убедился, что не нужно однобоко смотреть на историю. О том, что умалчивают одни, обязательно говорят другие. Сложно взвесить все и определить кто прав, но думать и решать для себя где она, правда, всегда лучше, чем слепо верить лишь одной стороне. Наверное, для меня, это стало центральной темой романа. Этот принцип разносторонности правды очевиден, но полезно подтвердить его для себя в очередной раз.

Есть мнение, что также могло повлиять на «скучное» восприятие романа. Прочитанное мной издание было переведено не Ковалениным, признанным мастером русских переводов Мураками, а Иваном и Сергеем Логачевыми. Когда я покупал книгу, я искал именно перевод Коваленина, но для «Хроник Заводной Птица» такого не нашел. Даже не знаю, есть ли его перевод. Но если появится, может и перечитаю роман снова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *